etica anarhizma
2 April
умом отчетливо понимается, что все эти маневренные прыжки, бег по постоянной траектории и хлещущие по пяткам прутья - не константа.
мои трусливые увиливания, гнетущая слабость, извечные представления в тлеющих захолустьях японского благородия.
я не мисима.
разбитая глиняная посуда в руках творца на мгновенье.
если останки непогребенной культуры будут осквернены подобным мне бесталанным отродьем, отсеченные кисти станут скудным даром в отместку за мое бессилие.
ее усталые телодвижения, поникшие, блеклые глаза, подрагивающий голос.
эти теплые руки ни за что не должны вытаскивать мою гусиную шею из неумело сделанной петли.
пусть это делают под громкий лай выдрессированных овчарок.
твой единственный ребенок не смог, он стал постыдным бременем, доживающим под упавшей на грудь плитой презрения.
никакого движения, все затихло перед бурей.
0
25 March

william monk

0
27 February
любовь меня развращает, кидает в омут деградации и праздности.
твои тонкие губы не сулят мне триумфа на выбранном поприще.
они лобызают стеклянное тело с обтесанными углами.
выпьешь всю кровь, выпьешь весь мой демонический потенциал, сделаешь древесной куклой с руками-прутьями.
дрожу и боюсь.
0
26 February
0
24 February
твои очертания кажутся мне приятно ядовитой фантазией.
заломанные руки, люминесцентный свет в мутные белки с извилистыми алыми расколами, извечная сухость во рту, от которой нестерпимо кислит.
«без тебя я - ничто», - горланит темноволосый полупедераст.
я вторю ему и безнадежно рассматриваю бетонную стену, полную неровностей и исторических пятен сомнительного происхождения.
испачканный многочисленными подошвами снег, смешанный с полиэтиленовой жижей и сырыми окурками.
моя грусть иррациональна.
моя тоска безосновательна.
но я вою и скулю, пытаясь трусливо прикусить тебя за плечо.
искалеченные животные, с отрезанным хвостом и подпаленными ушами до визга боятся той самой искренней любви.
когда тебя гладят по язвенной коже и не ждут ничего взамен, когда ты сводишь челюсти, больше не скалясь, лишь изредка издавая настороженный, еле слышный рык.
заботливые и теплые руки оплетают твою пробитую голову.
я потерян, я впервые полюбил.
надеюсь, ты не застрелишь в порыве гнева своего преданного дворового пса.
0
11 February
как только я открыл глаза, в голове зароились мысли:«не хочу просыпаться, «там», за пределами, меня ничего не ждет».
вжиматься в грунтовые подушки, завсегдатай бесплатного кинотеатра.
на плите дергается в лихорадочном припадке чайник, ноет голова.
я снова обманул этот мир на пару часов.
но, кажется, меня обманули с куда более беспощадной изощренностью.
0
7 February
0
18 January

2001: a space odyssey (1968) directed by stanley kubrick

0
1 January
в прошлом огонь внутри меня согревал других, сейчас он сжигает меня заживо.
0
24 December

diomedes devoured by his horses (1865) by gustave moreau (1826 – 1898)

0
13 December
0
12 December
нельзя недоебать человека и надеяться выйти сухим из воды.
0
10 December
ошибка в том, что я разговаривал о себе с другими.
сейчас я стал говорить о себе с самим собой.
0
раньше мы не понимали друг друга. оно подкрадывалось, пугало и снова ожидало в засаде, выглядывая из-за моих неумело сооруженных баррикад.
замурованный ребенок обливается солеными слезами и стирает в крошку пальцы о бетонную стену.
умер ли он там? слышу его или уже другие всхлипы?
они пытаются содрать маску с монстра, предаваясь легкой ностальгии по скуби-ду, а на самом деле царапают мое лицо до язв.
их неистовство набухает гнилыми плодами, брызжет соком в мои саднящие царапины.
по коллекторам моего сознания носится уже не крыса, ямы в черепе роет не крот.
это - инферно, мой персональный рай.
я созерцал, теперь разрушаю.
оно стоит передо мной.
с лап капает грязь, я слышу запах смерти, распутства и страха.
я вырастил тебя сам, не думая, что зайдет так далеко, что я буду смотреть на тебя снизу вверх и ужасаться.
они тебе врут, хозяин.
пиф-паф.
0
26 November
марионетка родительских амбиций, тлеющая в давно сгоревшем карточном домике мнимой семьи.

все началось с вас и длится по сей день. головная боль не стихает с самого утра и, надеюсь, не закончится никогда, дабы рассеянность и бездействие нашли оправдание в этом.

"а ты не мог бы быть чуть проще?" - смазливое личико становится отвратительно тупым, мне хочется ударить тебя головой об стену, как это делал твой папаша, следовать семейным традициям, но сдерживаюсь.

город грехов для низкоранговых сошек: жеманные мальчики с задатками придворных шлюх и отчаянные девочки, готовые на все, лишь бы мужское подобие периодически маячило в поле зрения иссушенной роговицы. ни у тех, ни у других нет ничего общего с образом чести и уважения. их тела омывают сточные воды, их ждет изгаженная сородичами мышеловка.

все, что они любят во мне, то и ненавидят. знают ли они меня? задаются ли вообще какими-то вопросами?
у изголовья смиренно наблюдает за представлением колба из тонкого стекла, в которой ждет своего часа крысиный яд.
тебе не хватает дыхания, и ты падаешь мне на плечо, как актриса из провинциального цирка уродов.
в твоей полупомятой пачке пресловутого мальборо теперь покоится ампула с цианидом.
это для меня.

"они же как собаки. бывает, смотришь на собаку - глаза умные, но чаще наоборот, так и с человеком".
рыжие волосы уносятся прочь. мудрость их носительницы, впрочем, задерживается на грязных улицах моего города.

"да что ты о себе возомнил? спустись на землю".
сейчас я стряхиваю пепел тебе в ладонь, а ты продолжаешь ее держать подле меня, пытаясь унять в голосе дрожь и смятение.
а я ведь - никто. чувствуешь, как пахнет чуть подпаленная плоть?
0