etica anarhizma
18 January

2001: a space odyssey (1968) directed by stanley kubrick

0
1 January
в прошлом огонь внутри меня согревал других, сейчас он сжигает меня заживо.
0
24 December

diomedes devoured by his horses (1865) by gustave moreau (1826 – 1898)

0
13 December
0
12 December
нельзя недоебать человека и надеяться выйти сухим из воды.
0
10 December
ошибка в том, что я разговаривал о себе с другими.
сейчас я стал говорить о себе с самим собой.
0
раньше мы не понимали друг друга. оно подкрадывалось, пугало и снова ожидало в засаде, выглядывая из-за моих неумело сооруженных баррикад.
замурованный ребенок обливается солеными слезами и стирает в крошку пальцы о бетонную стену.
умер ли он там? слышу его или уже другие всхлипы?
они пытаются содрать маску с монстра, предаваясь легкой ностальгии по скуби-ду, а на самом деле царапают мое лицо до язв.
их неистовство набухает гнилыми плодами, брызжет соком в мои саднящие царапины.
по коллекторам моего сознания носится уже не крыса, ямы в черепе роет не крот.
это - инферно, мой персональный рай.
я созерцал, теперь разрушаю.
оно стоит передо мной.
с лап капает грязь, я слышу запах смерти, распутства и страха.
я вырастил тебя сам, не думая, что зайдет так далеко, что я буду смотреть на тебя снизу вверх и ужасаться.
они тебе врут, хозяин.
пиф-паф.
0
26 November
марионетка родительских амбиций, тлеющая в давно сгоревшем карточном домике мнимой семьи.

все началось с вас и длится по сей день. головная боль не стихает с самого утра и, надеюсь, не закончится никогда, дабы рассеянность и бездействие нашли оправдание в этом.

"а ты не мог бы быть чуть проще?" - смазливое личико становится отвратительно тупым, мне хочется ударить тебя головой об стену, как это делал твой папаша, следовать семейным традициям, но сдерживаюсь.

город грехов для низкоранговых сошек: жеманные мальчики с задатками придворных шлюх и отчаянные девочки, готовые на все, лишь бы мужское подобие периодически маячило в поле зрения иссушенной роговицы. ни у тех, ни у других нет ничего общего с образом чести и уважения. их тела омывают сточные воды, их ждет изгаженная сородичами мышеловка.

все, что они любят во мне, то и ненавидят. знают ли они меня? задаются ли вообще какими-то вопросами?
у изголовья смиренно наблюдает за представлением колба из тонкого стекла, в которой ждет своего часа крысиный яд.
тебе не хватает дыхания, и ты падаешь мне на плечо, как актриса из провинциального цирка уродов.
в твоей полупомятой пачке пресловутого мальборо теперь покоится ампула с цианидом.
это для меня.

"они же как собаки. бывает, смотришь на собаку - глаза умные, но чаще наоборот, так и с человеком".
рыжие волосы уносятся прочь. мудрость их носительницы, впрочем, задерживается на грязных улицах моего города.

"да что ты о себе возомнил? спустись на землю".
сейчас я стряхиваю пепел тебе в ладонь, а ты продолжаешь ее держать подле меня, пытаясь унять в голосе дрожь и смятение.
а я ведь - никто. чувствуешь, как пахнет чуть подпаленная плоть?
0
14 November
0
11 November
как бы ты не старался изъебнуться, всегда найдутся те, кто посчитает своим священным долгом обвинить тебя в примитивности и похожести.
пинок под зад и пока-пока. вот и весь рецепт для таких рыцарей.
2
9 November
0
7 November
огромная проблема заключается в том, что мне не достаточно быть серединой в чем-либо, я хочу быть лучшим.
самым интересным, самым красивым, самым умным, самым запоминающимся.
а тут дверь захлопнул не я. это меня бросили, меня предали, меня оставили с возом непонимания и раздражения.
и не потому, что совершил или сказал что-то недопустимое, а просто так.
мгновение, порыв.
ради кого? ради того, кто явно проигрывает мне в «самый..».
самолюбие пищит под увесистой тушей насмешки.
чем больше мы говорим о чем-либо, тем стремительнее оно теряет свой вес.
0
6 November
людей и событий все больше, но писать не хочется ни о ком.
0
21 October
всеобщая мобилизация в войска деградации и мещанства.
0
20 October
без вымученных умозаключений очевидно, почему моя рука предательски дрогнет на курке и дуло соскользнет с виска к ногам.
сама мысль о смертности приводит меня в животный ужас.
вероятно от того, что я не ощущал еще агонии, от которой вскипает каждый сантиметр тела, когда мольбы о смерти звучат, как божественные поручения, надлежащие к исполнению.
я так долго бунтую против природы, против естества.
всего лишь тело, всегда лишь тело.
даже память не вечна.
герои меняются с эпохами, все забывается.
все живое бессмысленно и хаотично.
но я — лишь жертва этого пленительного сумбура, и все мои действия, как ни крути, не имеют никаких последствий.
еще поживем.
0