etica anarhizma
purr-purr-purr
почти два месяца, как не стало моего мальчика.
это такой пиздец.
вроде ходишь нормальная, живешь.
а потом какой-то дурацкий вопрос. от коллеги, почтальйона, соседа, левого чувака на улице.
и все.
жизни нет.
моего мальчика больше нет.
вроде все его вещи с ним.
но до сих пор на что-то натыкаешься. шерсть на вещах, его каша.
фотографии.
рефлексы со мной.
и память.

я захожу домой
а дома тихо

il-y-a
Припев два раза [2]
Разбор критических заходов в сторону психоанализа я начну, пожалуй, с того, что разделю их на два типа. Первый тип критики - это обывательская критика, критика тех, кто в действительности далек от аналитической теории и практики, кто владеет лишь некоторыми фрагментарными знаниями об учении Фройда и вообще предпочитает не углубляться в него. Действительно, для стороннего наблюдателя психоанализ представляет собой темную, самозамкнутую и малоинформативную систему, к которой проблематично подступиться. На слуху у обывателя лишь основные и превратно понятые понятия и термины, фигура самого Фройда тоже считается весьма одиозной и скандальной. Этот тип критики, на мой взгляд, не нуждается в оппонировании, потому что угрозы для стратегических ресурсов и инструментов самого психоанализа он не представляет. Куда интереснее и острее будет критика второго типа.
Под критикой второго типа я подразумеваю критику профессионалов от науки (здесь в узком смысле, пока еще постпозитивистском). Одним из самых ярких критиков психоанализа с этих позиций выступал Карл Поппер. Именно в отношении психоанализа Поппер впервые применил то, что он называет принципом фальсифицируемости. И действительно, в определенном смысле психоанализ был дисквалифицирован в качестве ненаучной теории, значительно утратил собственный былой вес в академических кругах и стал, в целом, несколько маргизализированным направлением в психологии и психотерапии. Здесь, пожалуй, необходимо остановиться и сказать, почему фальсифицируемость смогла вывести психоанализ из строя и показать его псевдонаучность. Собственно, согласно принципу фальсифицируемости, теория будет являться научной в том случае, если существует возможность ее эмпирического или иного опровержения. Именно тут Поппер и указывает на слабое место психоанализа - психоанализ оказывается неопровержимым, и (достаточно умелый и гибкий) аналитик сможет проинтерпретировать (это важно!) буквально любое действие анализанта и остаться в рамках собственной теории, не опровергая ее, не ставя ее под сомнение. Любые поступки, любые исходы, любые дальнейшие действия и слова с легкостью могут быть проинтерпретированы в рамках психоанализа как вполне закономерные и вписанные в него. C Поппером сложно не согласиться. Однако, по моему мнению, существует один довольно действенный и любопытный способ "спасения" психоанализа от подобной "научной" критики (важно еще указать на то, что критиковал Поппер все-таки не классический психоанализ в чистом виде, а одну из его вариаций, созданных Адлером - далеко не самым талантливым и сильным последователем Фройда). И этот способ заключается в изменении некоторых методологических оснований.
Если Фройд предлагает подходить к теории психоанализа как к научной, то я бы хотел предложить рассмотреть ее в качестве метафизической. Перенести ее из дискурса медицинского, в дискурс философский. Примерно этот же жест совершает Фуко, но его жест немного радикальнее, и на это, безусловно, есть свои причины, о которых я скажу немного ниже.
Какие эффекты оказывает подобное перенесение? Модифицированный таким образом психоанализ оказывается не просто рядовой философской теорией, а весьма мощной интерпретационной машиной, обладающей не только впечатляющим интерпретативным, но и полемическим потенциалом. И эти потенциалы, на мой взгляд, и укрепили психоанализ в свое время в научном дискурсе, сделав его значимым направлением исследований. Любопытно так же отметить то, что только лишь классический психоанализ имеет подобные потенциалы, в отличие от своих преломлений (тут не беру в расчет анализ Лакана, потому что это совершенно отдельный разговор). Все ученики Фройда, пытавшиеся работать в более узких направлениях закономерно потерпели фиаско и остались в тени внушительной "фигуры Отца" - Фройда.
Перенесение психоанализа в философский дискурс совершает еще одно важное снятие - снятие вопроса об эффективности. Если психолог и клиент работают в рамках психоаналитического дискурса, анализ уже эффективен, потому что они поддерживают его, они заставляют его работать, тем самым подпитывая его существование. Сам процесс анализа является процессом переинтерпретации и производства новых субъективных смыслов. Вывод напрашивается сам - это актуально для любого подхода в психотерапии. Но именно благодаря психоанализу это было превращено в практику.
Для всей европейской культуры, пожалуй, психоанализ в свое время стал глотком свежего воздуха. В континентальной философии существует целая плеяда авторов, на становление которых психоанализ повлиял чрезвычайно сильно. И это не только вышеупомянутые Фуко и Лакан. Это ученики Фройда, ученики учеников Фройда, философы, психиатры и психоаналитики, сформировавшие и поддерживающие интеллектуальную культуру Европы на протяжении всего ХХ века. Фуко оправданно называет Фройда сверхавтором, наравне с Ницше и Марксом. Это троица собрана Фуко для того, чтобы показать каким образом работы одного человека не просто создают собственные колоссальные дискурсы, но меняют представление целых поколений о природе человека и общества.
0
mais
0
random
mimomorya
Когда человеку не хватает общения, это заметно
Собеседник для него как спасательный круг
Может начать говорить на различные темы без разбора, нежели выдавать все порциями
За всем разговором может незаметно для себя вынести неуместные для обсуждения темы
Чем дальше тем больше
Позже человек чувствует себя опустошенным, если не получает нужной реакции тем более
0
outland

моя неуверенность в себе оказывается может быть очень красивой)

goya
испытываю микрооргазмы, когда закрываю эту тучу вкладок в браузере после долгой работы
0
stable-isotope

«

Мудр не тот, кто отвергает, а тот мудр, кто отбирает и сочетает проблески света, откуда бы они ни исходили»
— Умберто Эко
0
amphibian
Блин, часто на меня падало птичье говно, часто я ловил момент падения птичьего говна на что-то, но этим утром я вышел на балкон попить кофе и уловил момент, как это говно вылетает из птицы. Самое смешное, что в этот момент я смотрел на деревья и слушал пение птиц и думал о том, что когда человек рождается, он, возможно, в шоке, потому что ничего не было, а потом бах - и есть все, ну а потом он взрослеет и его уже ничем не удивишь. И в этот момент птица, делая крутой разворот на большой скорости, посрала. И я был удивлён. Не знаю, зачем пишу это.
1
random
random
vostok
находить общий язык
искать компромиссы
уважать друг друга
л ю б и т ь
0
random
Brokengirl
Она словно лиса-проворлива, хитра, а он молчит, уж поджидал напасти.Лиса в волка влюблена, а он хотел разгрызть ее на части.
0
random